Главная > Когда город уфа получил статус города

Когда город уфа получил статус города


Общие сведения об Ижевске

Ижевск — многонациональный город в Российской Федерации (632 тыс. чел. по данным переписи 2002 г., из них русских 70,6%, удмуртов 16%, татар 9,6%), столица Удмуртской Республики, промышленный, культурный, научно-образовательный центр макрорегионального значения. Основан в 1760 г., расположен в Камско-Вятском междуречье на р. Иж (56°51′ с. ш. 53°13′ в. д.).

Официально населённый пункт именовался в разное время как Ижевский завод (1760–1918), Ижевск (1918–1984, 1987 – наст. вр.,), Устинов (1984–1987); бытовали также русские формы Иж, Ижево, от которых произошли названия города на языках народов Удмуртии: удмуртское Иж (вариант: Ижкар); Завод (от рус. Завод), татарское Иж (устаревшая форма); Ижау (современная форма). Жители — ижевцы (устарелое), ижевчане. Название Ижевск (и его варианты) происходит от имени реки Иж (удм. Оӵ), на которой он основан. Происхождение названий Иж и Оӵ, а также их отношение друг к другу не выяснено.

Расстояние от Ижевска до Москвы — 1,2 тыс. км, до Санкт-Петербурга — 1,9 тыс. км, до ближайших региональных центров — около 400 км (Казань — 377, Киров — 404, Пермь — 281, Уфа — 450 км).

Географически город, как и республика в целом, расположен на стыке различных физико- и экономико-географических областей, чем объясняется разнобой в определениях: наиболее часто Ижевск и Удмуртию относят либо к Уралу, либо к Поволжью. Наиболее оправданным с практической точки зрения является включение города и республики в особую географическую единице — Урало-Поволжье.

Удмуртия занимает в Урало-Поволжье срединное положение, при этом на её территории Восточно-Европейская равнина плавно начинает переход в Предуралье. Эти обстоятельства имеют прямые параллели в судьбах Ижевска. Будучи, с одной стороны, классической «столицей национальной республики» и типичным городом Нечерноземья, он типологически весьма близок уральским «городам-заводам» (что имеет своё объяснение в истории города).

Примерно в соответствии с картиной распространения наречий удмуртского языка и с учётом климатологических особенностей, выделяют Северную, Центральную и Южную Удмуртию. Ижевск расположен несколько к северу от границы, отделяющей Южную и Центральную Удмуртию.

Ижевск — один из крупных (перешагнувших рубеж в 500 тыс. населения) городов России, «популяционный центр» Удмуртии: в Ижевске проживает 40,2% населения республики, и именно на него замыкаются внутрирегиональные миграционные потоки. Для характеристики города как научно-образовательного центра важно отметить, что именно в Ижевске расположены все вузы республики, за исключением одного, а также все региональные институты РАН.

Ижевск — крупный промышленный центр общегосударственного значения (высокая концентрация крупных предприятий оборонной промышленности, прежде всего — тяжёлого и точного машиностроения, а также металлургического, оружейного и др. производств). Сама история возникновения и развития города неразрывно связана с промышленностью.

Из шести городов республики лишь Ижевск, наряду с Глазовом, обладает недепрессивной и модернизированной городской средой.

В городе действует местное самоуправление: образован городской округ — муниципальное образование «город Ижевск» (код по ОКАТО 94401000000, регистрационный номер в Федеральном реестре муниципальных образований 000634).

Основание города

В восемнадцатое столетие Россия вступала в напряжённой борьбе со шведской короной за господство на Балтике. Начавшаяся в 1700 г. Великая Северная война затянулась на два десятилетия и потребовала от страны гигантских усилий. Резко возросла потребность армии в обеспечении холодным и огнестрельным оружием, особенно обострившаяся после череды поражений, понесённых русскими от шведов. Развитие соответствующих отраслей диктовалось не только сиюминутными военными потребностями, но и твёрдым осознанием того, что успешная реализация внешнеполитических и экономических задач, стоявших перед Российским государством, зависит от наличия мощной, боеспособной армии. Мощностей существовавших к тому времени тульских и олонецких заводов уже недоставало. Необходимо было строительство дополнительных предприятий и поиск новых месторождений железной руды.

Ещё в конце XVII в. на Среднем Урале были обнаружены залежи высококачественных железных руд. В 1696 г. новокрещеный манси Яков Савин указал верхотурским уездным властям на крупное месторождение магнитного железняка в горе Высокой. Залежи железной руды были найдены также в долине Нейвы. В первые же годы нового столетия начинается строительство сразу нескольких новых заводов на Урале (Невьянского, Каменского, Уктусского, Алапаевского).

Для стимулирования активности горнозаводчиков и самодеятельных рудознатцев Пётр I в 1719 г. издаёт Берг-привилегию: «Соизволяется всем, и каждому дается воля, какого бы чина и достоинства ни был, во всех местах как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы, сиречь: золото, серебро, медь, олово, свинец, железо, також и минералов, яко селитра, сера, купорос, квасцы и всяких красок потребные земли и камения, к чему каждой толико промышленников принять может, колико тот завод и к тому надобное иждивение востребует». Очень показательно, что добыча железа приравнивается здесь к золотодобыче. Берг-привилегия гарантировала право наследственной собственности на горные заводы, выводила горнозаводские дела из компетенции местных властей, обязывала специально созданный государственный орган, Берг-коллегию, оказывать заводчикам техническую и финансовую помощь, вводила свободу торговли железом. Этот документ более чем на шесть десятилетий вперёд определил ход развития горной промышленности на Урале.

В 1735 г., спустя десять лет после кончины Петра I, новокрещеный манси Степан Чумпин указал командиру уральских, сибирских и казанских горных заводов Василию Никитичу Татищеву на изобильное месторождение магнитного железняка в одной из уральских гор, которую Татищев, имея в виду буквальное значение имени правившей в ту пору государыни Анны Иоанновны, нарёк Благодатью.

Для освоения гороблагодатской руды были построены Кушвинский и Верхне-Туринский заводы, а в последствии ещё и Баранчинский, Серебрянский, Нижнетуринский. Однако запасы месторождения были столь велики, что мощности и этих заводов казались недостаточными. Получивший в 1754 г. гороблагодатские заводы в собственность знаменитый елизаветинский деятель граф Пётр Иванович Шувалов уже через три года добивается разрешения построить в Прикамье ещё три металлургических завода под передел гороблагодатского чугуна. Отыскать удобное место и начать строительство новых предприятий было поручено горному инженеру Алексею Степановичу Москвину, который до этого участвовал в строительстве Серебрянского завода (и, по-видимому, успел хорошо проявить себя в деле).

Построить заводы (и, следовательно, основать заводские посёлки) нужно было с учётом следующих обстоятельств. Источником энергии для заводских машин была вода, вращающая верхнебойные вертикальные колёса. Для функционирования таких конструкций требовалась мощная запруда, вероятность сооружения которой на той или иной реке была неодинакова в зависимости от рельефа местности. Идеальными для сооружения такой запруды были небольшие, но достаточно полноводные реки. Окрестности завода должны быть богаты лесом, который шёл на изготовление древесного угля. Расход угля был очень велик, поэтому быстрое обезлесивание местности могло сделать нерентабельным или вовсе остановить производство. Было очень желательным присутствие в окрестностях вновь возводимого завода поселений, из которых можно было бы рекрутировать рабочую силу. Наконец, завод (в нашем случае) не должен был находиться слишком далеко от основной транспортной артерии края, реки Камы.

Москвин обнаружил два места по правую сторону Камы, которые вполне удовлетворяли всем условиям. В 1758 г. началось строительство Воткинского завода в 15 км от Камы на реке Вотке, а ранней весной 1760 г. начались работы по запруживанию несудоходной, но достаточно водоносной реки Иж в верхнем течении, примерно в 40 км от Камы. Именно там и возник посёлок Ижевского завода, которому и суждено было вырасти в город Ижевск. Дата начала строительства, 10 апреля 1760 г., считается днём основания Ижевска. Разрешением построить третий завод Шувалов не воспользовался, ограничившись основанием Ижевского и Воткинского — Камских заводов, как их называли. Первым управителем Камских заводов стал А. С. Москвин.

Земля, на которой был основан Ижевск, уже имела хозяина. Им был известный российский дипломат, генерал, татарин-мусульманин Кутлу-Мамет-мурза Маметович (Кутлы-Мухаммет Мухамметович) Тевкелев — чаще, впрочем, он называл себя Алексеем Ивановичем. Он, в свою очередь, приобрёл земли в долине Ижа законным порядком у прежних владельцев, татарских князей Яушевых. Шувалов, по сути, присвоил тевкелевские земли для заводского строительства. Все жалобы Тевкелева, требовавшего восстановить статус-кво, оставались без ответа (впрочем, русское правительство в конце концов частично скомпенсировало Алексею Ивановичу утрату ижевских земель). Отставной генерал никак не мог соперничать по влиянию с фаворитом царицы, а главное, основание нового завода было настолько важным государственным делом, что правительство вполне могло стерпеть шуваловское самоуправство.

Город-завод

Градостроительная концепция, в рамках которой возник и развивался Ижевск, была типична для Урала и Прикамья: у запруженной реки ставился завод, и расположение плотины, размер и береговая линия пруда в дальнейшем определяли план и направление развития посёлка при заводе. Завод был градостроительным и властным центром такого поселения, заводские корпуса были зачастую одними из немногих каменных зданий (наряду с храмами и домами начальствующих или наиболее зажиточных лиц). Жилые кварталы строили вокруг заводских строений, иногда перемежаясь с ними. Производство порождало и формировало городскую среду, определяя весь её характер.

Необходимость разработки рудных месторождений вызвала к жизни десятки больших и малых горных заводов и, соответственно, дала начало такому же количеству заводских посёлков. Переработка горного сырья, по сути, представляла собой монокультуру поселений такого типа, что, конечно, обуславливало заметное культурно-историческое своеобразие этих мест (которое столь ярко отобразили в своём творчестве Павел Бажов и Евгений Пермяк). Совокупность перечисленных выше своеобразных черт и передаётся обычно общим термином «город-завод».

Камские заводы — Ижевский и Воткинский — не были единственными заводами такого типа на территории Удмуртии. Почти одновременно с ними были основаны Бемышевский и Варзино-Алексеевский медеплавильные, Пудемский и Камбарский железоделательные заводы. Первые два были в конце концов закрыты — такова была судьба большинства подобных предприятий; редко какой из заводских посёлков становился большим городом. Тем больший исследовательский интерес представляет Ижевск, сохранявший свой заводской (не только по количеству промышленных предприятий и соответствующей структуре занятости населения, но и по причине сильнейшей зависимости городской среды от заводов) характер до самого последнего времени.

Основанный Москвиным ижевский завод недолго оставался частным предприятием — уже в 1763 г. он был отобран за долги у наследников Шувалова и передан в казну по ведомству Берг-коллегии. Надежды основателей завода на его будущую прибыльность не оправдались — к началу XIX века предприятие пришло в заметный упадок (не помогли и правительственные заказы на выделку якорей, которые завод на Иже исполнял наряду с Воткинским заводом). Причиной этого стало то, что основная часть работников завода, не считая вольнонаёмных мастеровых, состояла из т.н. «приписных крестьян» — государственных крестьян, которых принуждали исполнять разнообразные вспомогательные работы на заводе (заготовка леса, камня, транспортировка, плотницкие работы и т.п.), компенсируя это освобождением от подушной подати и денежной оплатой выполненных работ. Положение приписных было тяжёлым: подвергаясь интенсивной эксплуатации на заводах, они не могли уделять должного внимания своим крестьянским хозяйствам (приписные, как правило, оставались жителями тех деревень, где их застала приписка), а откровенно заниженные размеры оплаты труда делали невозможным отказ от работы на земле. История уральских горных заводов пестрит упоминаниями о бунтах приписных крестьян; чрезвычайно распространены были побеги и иные формы уклонения от работ. Неудивительно, что руководитель крестьянской войны 1773–1775 гг. Емельян Пугачёв нашёл на Иже самый тёплый приём: 27 июня 1774 г. он лично въехал на Ижевский завод, восторженно встреченный населением. Пугачёвцы казнили заводское начальство и позволили приписным крестьянам разграбить завод. Неэффективность приписки как формы рекрутирования рабочей силы на горные заводы была вполне очевидна правительству уже ко времени основания Ижевского завода, но даже пугачёвское восстание не привело к кардинальному изменению ситуации: институт приписных крестьян сохранялся на Ижевском заводе на протяжении почти 50 лет.

Новое столетие, точно так же как и прежнее, Россия встретила под знаком острой военной опасности: с конца XVIII в. Европа вошла в эпоху наполеоновских войн. Существовавшие к тому времени отечественные оружейные заводы в Сестрорецке и Туле не могли в должной мере удовлетворить потребности русской армии в холодном и огнестрельном оружии, поэтому было решено построить ещё один оружейный завод на Урале.

Поиски места под строительство нового завода шли неторопливо, между тем Россия вступила в неудачную для себя войну (1805–1807) с наполеоновской империей. Заключённый в 1807 г. Тильзитский мир был лишь временной передышкой в дальнейшем противоборстве этих держав. Россия начала готовиться к большой войне. Именно в этот год произошло событие, определившее судьбу Ижевска на многие годы вперёд: по предложению обер-берггауптмана IV класса, командира Гороблагодатских, Пермских, Камских и Богословских заводов Андрея Федоровича Дерябина ижевский железоделательный завод был перепрофилирован в оружейный. Выбор был неслучаен: до этого горный начальник осмотрел несколько как будто подходящих мест на территории Вятской и Пермской губерний, но, всё же, потенциал Ижевского завода был признан наилучшим: «Достаточное количество воды для машин, достаточное количество лесов для строения и выжигу угля, возможность приграничить еще большее количество оных, удобность получения самых лучших материалов, металлов для оружия, без дальнейшей перевозки оных, обширность места для населения людей, довольно плодородная округа» — так оценивал его сам горный генерал.

Дата открытия Ижевской оружейной конторы, обозначившая начало нового этапа истории завода, — 10 июня 1807 г. — считается вторым днём рождения Ижевска, а Дерябин — фактически основателем города, что вполне логично, учитывая последствия, которые этот шаг имел для Ижевска: Дерябин спас деградирующее предприятие от ликвидации, что могло означать как конец посёлка (что, впрочем, с учётом его благоприятного расположения, было маловероятно), так и в любом случае закрытие для него перспективы роста и трансформации в город. Оружейное производство, по причине своей высокой востребованности в постоянно воевавшей России, было и прибыльным, и неподверженным конъюнктуре. Дерябин придал будущему городу и промышленному центру импульс развития, безотказно действовавший на протяжении двух с половиной столетий.

Перепрофилирование Ижевского завода было проведено быстро и успешно: если в 1808 г. было выпущено всего 25 ружей и 40 тесаков, то в 1810 г. было изготовлено 762 ружья и 461 тесак, а уже в 1811 г. — 1822 ружья и 1250 тесаков. В военный 1812 г. завод дал ок. 6 тыс. одних только ружей (что стало весьма значительным вкладом ижевцев в победу русского оружия), в 1814 г. ижевские мастера изготовили ок. 11 тыс. ружей и почти 4,5 тыс. тесаков, и к 1830 г. предприятие вышло на проектную мощность (было изготовлено 26 тыс. ружей и ок. 4 тыс. тесаков). Всего же за первые 60 лет своего существования (1807–1867) завод выпустил более 1 095 тыс. гладкоствольных кремнёвых и ударных ружей и около 60 тыс. тесаков.

Завод строился с применением самых современных технологий; было приглашено большое количество иностранных специалистов, которые проводили обучение местных мастеров. Изготовление якорей было прекращено (1806), и железоковательное производство сохранялось только для обслуживания нужд оружейного производства.

В 1808 г. завод из горного ведомства переходит в военное (Артиллерийская экспедиция, позже — Артиллерийский департамент, и, наконец, Главное артиллерийское управление). В командном отношении завод подчинялся генерал-фельдцейхмейстеру и инспектору оружейных заводов (нелишне заметить, что с января 1808 г. военным министром и генерал-инспектором всей пехоты и артиллерии являлся небезызвестный граф Алексей Аракчеев).

На Ижевском заводе устанавливается режим, во многом сходный с распорядком массово введённых позже (с 1816 г.) военных поселений. Ижевск становится не только рабочим, но и офицерским — военное управление заводом прекратится лишь после революции. Даже в годы передачи завода в аренду в 1871–1884 гг. им фактически руководил финский офицер Гуго Стандертшёльд.

Аренда была вынужденной мерой: для реализации планов выпуска в Ижевске самой современной на то время винтовки Бердана №2 требовалось полная реорганизация производства, и смысл аренды был в том, что арендаторы должны были взять соответствующие немалые расходы на собственный счёт. В 1871 г. завод был передан в коммерческое управление артиллерии полковнику Петру Бильдерлингу, который управлял предприятием на паях с Людвигом Нобелем (братом изобретателя динамита Альфреда Нобеля). В 1872 году арендатору было предписано организовать отдельное сталелитейное производство, что и было исполнено; в 1877 г. была введена в эксплуатацию первая мартеновская печь. С 1878 началось изготовление высококачественной инструментальной стали. В1879 году завод взял в аренду Стандертшёльд, который продолжил усовершенствования: в 1881 г. был пущен в ход прокатный цех, и уже на следующий год Ижевский завод не только отказался от использования импортной оружейной стали, но стал поставлять её Сестрорецку и Туле.

В 1884 г., в связи с окончанием пятилетнего срока аренды, полностью переоборудованное предприятие было возвращено в казну и стало именоваться «Ижевские оружейные и сталеделательные заводы». Совершенствование производства продолжилось и дальше: в 1891 г. был начат выпуск трёхлинейных винтовок Мосина. Ижевский завод, в отличие от тульского и сестрорецкого, выпускал их во всех разновидностях (пехотная, драгунская, казачья).

Одновременно с ликвидацией на Ижевском заводе крепостного режима в 1867 г. возникают несколько частных оружейных фабрик — Адриана Евдокимова, Ивана Петрова (в 1902 г. отдельное производство завёл его сын Василий), Ильи Березина (дело впоследствии перешло к его сыну Николаю). Березинское предприятие в 1870 г. дополнилось чугунолитейным производством. Эти фабрики специализировались на производстве охотничьих ружей, составивших ижевскому оружию добрую славу в самых широких кругах потребителей. Всего же к 1914 г. в Ижевске насчитывалось 12 частных промышленных предприятий различного профиля.

Градообразующим предприятием был и оставался казённый Ижевский завод. В советское время число заводов на Иже начинает увеличиваться: Ижевский завод был разделён на Ижмашзавод и Ижстальзавод (1939), основан мотозавод (1933), механический (1942) и электромеханический заводы (1957), редукторный завод (1946), завод нефтяного машиностроения (1956), подшипниковый завод (1957), радиозавод (1958), завод бумагоделательных машин (1960), автомобильный завод (1966), завод пластмасс (1972). Именно эти предприятия составляли костяк ижевской индустрии. Несмотря на мирные названия, большая часть этих заводов специализировалась на продукции оборонного назначения: так, стрелковое оружие выпускалось на машиностроительном и механическом заводах, зенитно-ракетные комплексы — на электромеханическом, приборы и системы управления военного назначения — на мотозаводе, и т.д. Такое индустриальное изобилие объясняло удивительно быстрый рост города и высокую развитость городской инфраструктуры в Ижевске, поскольку в советское время предприятия, в дополнение к своему непосредственному назначению, несли также расходы по поддержке социальной сферы города (жильё, медицина, культура, спорт).

С 90-х гг. XX в. значение машиностроительных заводов в экономике города и республики, влиятельность их менеджмента и престиж заводской занятости начинают быстрое и неуклонное падение. Значение этого факта для Ижевска ещё до сих пор, кажется, не в полной мере осознано, хотя ведущую роль предприятий машиностроения — и, у́же, оборонной промышленности — в формировании облика города и городской среды признают все (отсюда удивительная устойчивость эпитетов «город-завод», «город оружейников» и т.п., применяемых как чиновничеством, так и широкими кругами интеллектуалов для характеристики города).

Вторым важным фактором, сформировавшим Ижевск таким, каков он есть, явилась его столичная функция. В отличие от функции оборонного города-завода, она была придана Ижевску исторически довольно поздно. Лишь в 1918 г. местный совет объявил Ижевск городом (хотя неадекватность сельского статуса была вполне ясна ещё в 70-х гг. XIX в. — кстати, примерно в то время или несколько позже появляется само название «Ижевск» наряду с официальным «Ижевский завод», и которое к концу века уже употреблялось достаточно широко). При образовании Вотской автономной области в 1920 г. её центром был объявлен уездный город Глазов, расположенный в 180 км к северо-западу от Ижевска — однако эти 180 км большую часть года представляли собой весьма труднопроходимую местность: ни железной, ни шоссейной дороги меж двумя городами не было, и наиболее удобным путём сообщения между югом и севером области оказывался зачастую путь по железной дороге через Москву или Екатеринбург. Выбор объяснялся весьма малым процентом удмуртского населения в Ижевске, в Глазове он был существенно больше. Разумеется, для роли центра области в значительно большей степени подходил самый большой её город с преимущественно пролетарским населением, и с 1921 года Ижевск — центр сначала Вотской, затем — Удмуртской автономной областей, с 1934 г. — столица Удмуртской АССР и с 1991 г. — Удмуртской Республики.

Топография Ижевска

Выбор места для строительства и параметры гидротехнических сооружений на Иже определили географические особенности будущего города. Плотина, которую возводил Москвин, была, по меркам того времени, достаточно мощной: с насыпью её длина составляла 33 сажени (70 м.; с насыпью — 280 саженей, т.е. ок. 600 м), ширина — 22 сажени (47 м), высота — 4 сажени (8,5 м). Выше плотины образовался огромный пруд, который зачастую принимают за естественное озеро (11,4 км в длину, около 2,5 км в самом широком месте).

Народное представление о том, что Ижевск «лежит на семи холмах», вполне адекватно особенностям городского ландшафта. Перепады высот — от 98 (уровень уреза воды Ижевского пруда) до 208 м над уровнем моря (один из высочайших холмов). Водные ресурсы городской территории весьма богаты: помимо Ижа, по ней протекает несколько мелких речек, кроме того, на поверхность выходит около 50 родников (и эта черта ижевской гидрографии весьма способствовала складыванию поэтического представления обо всей Удмуртии как о «родниковом крае»). Перечисленные обстоятельства, а также наличие на городской территории нескольких глубоких оврагов, не создавали, однако, существенных градостроительных трудностей. Близость грунтовых вод препятствует масштабному подземному строительству, однако до сих пор острой необходимости в его ведении не возникало.

При самом основании посёлка строительство производственных зданий велось на правом, низменном берегу за плотиной, там же расположились и жилища строителей, в то время как дом управителя завода был построен на высоком левом берегу. Так были заданы два направления, в которых строился посёлок: в Нагорной части («на Горе») селилось заводское начальство, мастера, купцы, интеллигенция, вообще зажиточные ижевцы; правобережье («За́реку») обживал работный люд; нередки были случаи, когда обедневшие ижевцы были вынуждения съезжать с Горы в Зареку. С XIX в. за рекой начали компактно селиться семьи татар — работников Ижевского завода, там же была возведена первая ижевская мечеть (не сохранившаяся до наших дней), а впоследствии -- вторая и третья, соборная. На сегодня татары составляют пятую часть населения ижевской Зареки, что заметно сказывается на её субкультурном своеобразии.

Престижность Горы объяснялась удобным расположением: земли там не подвергались заболачиванию и им был не страшен паводок; наоборот, населению непрестижной Зареки досаждало и то, и другое. Всё же, заречное направление в градостроительном смысле оказалось перспективным: к настоящему времени правобережная часть Ижевска — Ленинский район города — занимает треть его территории, а проживает там шестая часть городского населения. Ижевск, таким образом, оказался рассечён надвое водной преградой, и возникшие по этой причине транспортные проблемы города пока что далеки от окончательного решения. На автомобильном транспорте в Зареку можно проехать через плотину в объезд завода (пр. Дерябина – ул. Четырнадцатая), и по трём мостам через Иж (большой мост: ул. Максима Горького – ул. Новоажимова; большой и малый мосты: ул. Карла Маркса – ул. Магистральная). Общественный транспорт идёт через большие мосты (М. Горького – Новоажимова: автобус, троллейбус; К. Маркса – Магистральная: трамвай).

Современная планировка ижевских улиц отчасти также была заложена на самых ранних этапах истории города. На первом известном плане посёлка Ижевского завода (1764 г.) их видно две: одна (будущий Плотинный переулок, ныне проезд Дерябина) естественным образом получалась продолжением дороги, проходящей по заводской плотине вдоль заводских зданий, другая шла перпендикулярно по левому, высокому берегу Ижа (отчего впоследствии получила название Береговой; ныне это две улицы, Милиционная и Свердлова).

Однако эти особенности закладывали лишь градостроительную тенденцию, которая в полной мере была осознана и творчески реализована лишь после 1807 г., когда завод из железоделательного был преобразован в оружейный и начал активно расширяться и рационально застраиваться по плану, разработанному заводским архитектором Дудиным. Семёну Емельяновичу Дудину (1770–1825) целиком принадлежит заслуга формирования стройного ансамбля городских и заводских зданий и планировки города. Этот несомненно выдающийся мастер, выпускник Санкт-Петербургской академии художеств, был учеником знаменитого Андреяна Захарова; в течение трёх лет он стажировался в Италии, что наложило заметный отпечаток на его творчество. Сразу по окончании стажировки архитектор прибыл в Вятскую губернию и с 1807 г. до самой кончины работал в Ижевске. Дудин может считаться полноправным соавтором Дерябина в деле преобразования Ижевского завода в оружейный: задача, которую ему пришлось решать, была далеко не типичной для того времени. Дудиным был составлен первый генеральный план Ижевска (1809), предопределивший дальнейший путь градостроительной эволюции города. Им же был спроектирован целый ряд великолепных памятников архитектуры Ижевска 1-й пол. XIX в. высокого классицизма (Главный корпус завода, Александро-Невский собор, Арсенал), ставших символами города и до сих пор во многом определяющие его лицо.

Сразу за Береговой улицей начинался лес, который, по мере разрастания посёлка, постепенно сводили, и строили новый ряд домов параллельно существующей улице. Поскольку Иж течёт в меридиональном направлении, улица, расположенная по его берегу, оказалась естественным образом идущей с юга на север, соответственно и новые улицы оказались ориентированными в том же направлении. Ижевские переулки шли перпендикулярно улицам, то есть с запада на восток. В результате планировка нагорной части посёлка приобрела правильные геометрические характеристики, напоминая тем самым планировку Васильевского острова.

Ижевские улицы первоначально не имели названий. В первые десятилетия XIX в. для удобства они были пронумерованы в направлении расстройки города – от Первой (Береговой) до Тринадцатой (ныне Удмуртской), и лишь некоторые из них получили в разные годы до революции собственные имена (Береговая, Базарная, Куренная, Старая, Церковная, Госпитальная). Вообще, традиция использования номерных названий оказалась в Ижевске очень устойчивой (шесть переулков Жданова, десять Подлесных улиц и т.п.), но, к счастью, большая часть таких улиц и переулков была в конце концов переименована.

Переулки не нумеровались вовсе, и назывались, как правило, по фамилиям владельцев домов, стоящих в их начале (Пуренгов, Коньшин, Прасовский и т.п.). При Советской власти многие переулки были переименованы и стали улицами, так что закономерность чередования улиц и переулков (улицы — с юга на север, переулки — с запада на восток) оказалось нарушенной.

Аналогичным образом строились и именовались улицы и переулки Зареки, только здесь Первой улицей считалась дорога, идущая по восточной стороне прямоугольника заводской территории. Дома строились как на запад от Первой улицы (так появлялись Вторая, Третья и другие улицы, вплоть до Тринадцатой), так и на восток (шесть улиц вплоть до самого берега Ижа). Впоследствии номерные названия частично были вытеснены более содержательными (Первая улица стала Угольной, поскольку по ней подвозили древесный уголь на завод, Вторая — Казанской, постольку с неё начиналась дорога на Казань, и т.п.), а некоторые улицы были ещё раз переименованы в советское время (напр., Казанская стала улицей Азина). Типологическое сходство с планировкой Васильевского острова в Зареке было усилено сооружением в начале XIX в. по инициативе того же Дудина многочисленных (впоследствии засыпанных) каналов, которые были необходимы для осушения местности.

XX век внёс существенные коррективы в картину ижевских улиц. Помимо многочисленных переименований, имевших место как в первые десятилетия советской власти, так и (в меньшей степени) в послевоенное время, улицы кардинально изменили облик — с начала 50-х гг. (но особенно интенсивно — с начала 60-х) город превращется из деревянного в каменный, старая дудинская схема — узкие и очень длинные улицы, частая сеть переулков, формирующая стройные ряды небольших кварталов — оказалась тесна для нового строительства. Некоторые улицы полностью исчезли при расширении жилой или промышленной зоны, другие были перерезаны кварталами новых домов. Каменная застройка сопровождалась существенным расширением улиц. Тем не менее, общий вид городской планировки оказался сохранённым и продолжал быть актуальным: улицы и переулки достраивались в том же направлении, какое было задано изначально. Сегодня типичная улица центральной части Ижевска — длинная (нумерация домов на всём протяжении — до значений 200–400), широкая, застроенная кирпичными малоэтажными (4–6 этажей) строениями, с узкой мостовой.

Вышеописанными особенностями городской застройки объясняется тот непривычный для многих наблюдателей факт, что в Ижевске невозможно указать точечный центр города. Формально, исторически и географически, таким центром является завод, но функционально производственная площадка центром города быть не могла (в отличие от средневековых крепостей-кремлей, так удачно маркирующих местоположение городского центра даже после их сноса).

До революции неофициальным центром считалось пересечение двух наиболее оживлённых улиц — Базарной и Троицкого переулка (ныне улицы Горького и Советская). Долгое время бойкий перекрёсток сохранял свой статус и после революции: в этом месте до середины 1960-х гг. находились центральные офисы республиканских властей. Центральной улицей при этом считалась Советская (точнее, её участок от улицы Горького приблизительно до ул. Коммунаров), и соответствующий статус маркировался проходившим по ней маршрутом первомайских и ноябрьских демонстраций. Она же представляла собой излюбленное место прогулок горожан, в особенности молодёжи. Принятый в нач. 50-х гг. новый генплан Ижевска предусматривал перемещение правительственных органов на заново отстраиваемую ул. Пушкинскую (бывш. Восьмую), которая соответственно и стала центральной.

Существование «старого» и «нового» центров закреплено в официальной и неофициальной ижевской топонимике: «Дом правительства» (на Пушкинской) — «Старый Дом правительства» (на Советской и Максима Горького), остановка «Центр» («старый центр») — «Центральная площадь» («новый центр»).

В современном Ижевске концепция точечного центра совершенно неоперационабельна, и центром (Большим Центром) современного Ижевска следует считать достаточно обширную территорию, включающую в себя почти всю дореволюционную Нагорную часть (ул. Горького — Кирова — Удмуртская — Карла Либкнехта). По мере расширения строительства и благоустройства города всё более усиливается тенденция расширения Большого Центра в северном направлении. Центральная часть города наиболее благоустроена и насыщена точками потребления. Здесь же располагаются исторические здания и соответствующие им туристические маршруты.

Для наглядности можно сопоставить (с большой долей условности) некоторые известные объекты Ижевска, Москвы и Петербурга.

Москва Санкт-Петербург Ижевск Общие признаки
Тверская ул. Невский проспект Ул. Пушкинская Главная улица города, расположение центральных органов власти
«Петербургский трезубец» (Вознесенский, Невский, Гороховая) Ул. Карла Маркса, ул. Пушкинская, ул. Удмуртская Пересекающие центр города три параллельные крупнейшие улицы
Кремль Главный корпус Ижевского завода Режимный объект в центральной исторической точке города; памятник архитектуры. Снабжён курантами.
Адмиралтейство Арсенал Некогда режимный производственный объект, ныне — музеефицированный памятник архитектуры. Одна из наиболее заметных достопримечательностей города.
Москва-река Нева с притоками Ижевский пруд с рекой Иж Крупнейшие городские водные объекты. Протекают через центр, обуславливают особенности городского районирования
Мэрия на Тверской Зимний дворец Президентский дворец Архитектурная достопримечательность. Резиденция (историческая или действующая) высокопоставленных властей
Храм Христа Спасителя Исаакиевский собор Свято-Михайловский собор Церковная доминанта городского центра
Храм Покрова на рву («Василия Блаженного») Храм Воскресения Христова («Спас на крови») Свято-Михайловский собор Петербургский и ижевский храмы строились в значительной мере под влиянием стиля московского храма

Город и горожане

Первыми ижевскими поселенцами был 30 гороблагодатских мастеровых, которых вывез с собой А. С. Москвин для основания завода. В дальнейшем население заводского посёлка комплектовалось за счёт русских приписных крестьян (как из близлежащих, так и из достаточно удалённых деревень). Как уже отмечалось выше, в первые десятилетия XIX в. в посёлке появляется татарское население, численность которого заметно увеличивалась в дальнейшем за счёт притока извне. Ижевск — один из центров татарской культуры в России: активно действуют татарский общественный центр и ряд других татарских общественных организаций, организуются регулярные гастроли татарских музыкальных и театральных коллективов, функционируют татарские СМИ (республиканская газета «Яӊарыш», еженедельные татароязычные программы на республиканском радио и телевидении), энтузиастами в город завозится татароязычная и исламская литература, в дополнение к существовавшим двум построена одна новая мечеть и одна находится в процессе строительства).

После преобразования железоделательного завода в оружейный на предприятие было приглашено немалоиностранных мастеровых и специалистов — т.н «немцев» (на самом деле это была пёстрая в этническом отношении группа выходцев из стран западной Европы). «Немецкая» община пользовалась уважением жителей посёлка и вниманием властей. Очень рано для удовлетворения её духовных нужд в Ижевске было организовано лютеранское богослужение, а в 1872 г. был построено отдельное храмовое здание — кирха. Кирха стала первым ижевским храмом, который был снесён при советской власти, не в последнюю очередь потому, что прихожан в этом храме к тому времени не осталось: трагические события гражданской войны положили конец существованию ижевской «немецкой» общины.

Передача завода в военное ведомство совпала с важной реформой: с 1807 г. приписные крестьяне на уральских горных заводах заменялись т.н. «непременными работниками», т.е. работниками, постоянно проживающими при заводе (и освобождёнными от занятий крестьянским хозяйством). Мастеровые-оружейники, в свою очередь, считались солдатами и служили на производстве положенные 25 лет военной службы, при этом переход из непременных в мастеровые запрещался. Последнее обстоятельство сильно сказалось на присутствии среди горожан удмуртского населения. Долгое время считалось, что удмурты в силу особенностей интеллектуального развития неспособны к ответственной заводской работе, потому их привлекали лишь в качестве непременных работников. После отмены крепостного права и приписки к заводам в 1867 г. многие непременные работники – удмурты покинули посёлок, так что первая всероссийская перепись населения (1897) обнаружила здесь только 2% удмуртского населения.

Лишь после окончательного установления Советской власти в регионе и в особенности после переноса центра тогдашней Вотской автономной области в Ижевск (1921) начался активно стимулируемый властями приток удмуртского населения, последняя мощная волна которого была связана с началом строительства в конце 1960-х – начале 1970-х г. автозавода. Тем не менее, на сегодняшний день доля удмуртов в населении Ижевска составляет всего 16% (по переписи 2002 г.), при общей доле в населении республики 29%; горожане-удмурты весьма склонны к ассимиляции, так что уровень владения родным языком среди них даже ниже, чем общереспубликанский показатель 76%). Всё это препятствует складыванию особой удмуртской этнической городской культуры.

Несмотря на это, Ижевск и формально, и фактически является этническим центром удмуртского народа, но не за счёт концентрации удмуртского населения, а за счёт расположения в городе центров воспроизводства официальной удмуртской этничности (национальных факультетов, национального академического института, редакций национальных СМИ, национального издательства, национальных учреждений культуры и т.д.).

Многонациональность и поликонфессиональность — неотъемлемые свойства Ижевска. Помимо русских, удмуртов и татар в городе проживает значительно количество украинцев, белорусов, башкир, азербайджанцев, марийцев, чувашей (общей численностью ок. 4% населения). Жители Ижевска исповедуют православие, древлеправославие, древневосточное христианство (армянская церковь), ислам суннитского толка, иудаизм, входят в многочисленные евангелические церкви. Активно действуют миссии свидетелей Иеговы и мормонов. Православные, мусульмане и ряд евангелических церквей имеют отдельные культовые здания.

Благоприятные природные условия и удачное расположение завода обусловили возможность исключительно быстрого роста населения. За 10 лет работы оружейного завода численность жителей удвоилась (8 тыс. в 1816 г. против 4 тыс. в 1807), к концу царствования Николая I она составляла уже около 20 тыс. чел; перепись 1897 г. учла 41 тысячу ижевцев, к концу 30-х гг. их было уже в четыре раза больше. За неполное десятилетие (1970–1979 гг.) численность жителей Ижевска увеличилась на 120 тыс. человек. В начале 1960-х гг. город перешагнул 300-тысячный рубеж, а уже в 1974 г. город отметил рождение своего полумиллионного жителя. Не прошло и десяти лет, как в Ижевске родился 600-тысячный горожанин (1983).

Столь стремительный прирост населения был связан исключительно с потребностями крепнувшей ижевской индустрии. Начало «рыночных реформ» и последовавший коллапс и частичное свёртывание российской промышленности исключили дальнейшее влияние этого фактора на численность населения города, что привело к её стабилизации: перепись 1989 г. зафиксировала 634,7 тыс. ижевчан, 2002 г. — 632, 1 тыс.

Естественно, такая динамика не могла не вызывать сложностей в обеспечении горожан жильём. Дореволюционный Ижевск был практически полностью деревянным. Из камня сооружались в основном заводские здания (в том числе производственные), культовые сооружения, дома зажиточных владельцев. Это объясняет бедность города памятниками архитектуры даже XIX в. (самое старое из сохранившихся дореволюционных зданий — каменная денежная кладовая 1804 г.). В советское время ситуация очень долго сохранялась: несмотря на грандиозные изменения в жизни страны, всю первую половину XX столетия Ижевск оставался деревянным. Качество такого жилья оставляло желать лучшего — отсутствие водопровода, удобства на улице, скученность населения, высокая пожароопасность. Строительство каменных многоквартирных домов, начавшееся в 1930-е гг., шло в высшей степени недостаточными темпами. Новое население Ижевска расселялось по многоквартирным деревянным домам — баракам, что тем не менее не решало проблему, и лишь запуск в производство в начале 60-х гг. массовых серий пятиэтажных домов дал толчок к превращению Ижевска из деревянного в каменный. Однако даже эти и последующие, более совершенные серии, не могли в полной мере удовлетворить квартирный голод (при том, что в Ижевске существовал мощный домостроительный комбинат). В городе сформировался напряжённый рынок жилья (разумеется, формально жильё меняло хозяина путём обмена, а не прямой купли-продажи). Развал СССР надолго обрушил темпы жилищного строительства в городе, и лишь в сер. первых годов XXI в. оно несколько оживляется. Тем не менее, жилой фонд города в значительной степени архаичен (велика доля домов «хрущёвских» и «брежневских» серий, сохраняются массивы деревянной застройки), этажность невелика (массовые серии — 5–9 этажей).

Десятилетия прикреплённости к оружейному заводу, военный режим в посёлке, транспортная изолированность от внешнего мира привели к формированию весьма монолитной и характерной среды старого Ижевска: типичный его представитель — это оружейник из семьи оружейников, коренной ижевец, привязанный к заводу и привыкший подчиняться армейскому режиму, неразвитый в культурном отношении, патриархальных взглядов на семью, общество и религию, склонный к дракам и пьянству. Отмена крепостного права мало изменила эту среду: ставшие сельскими обывателями ижевцы, разумеется, продолжили работать на том же заводе по найму, однако неизбежное превращение ижевских рабочих в пролетариат осложнялось не только унаследованной от прежней эпохи малой сознательностью (это было преодолимо и активно преодолевалось), но и появлением в распоряжении заводчан мелкой собственности. Освобождаемые мастеровые и рабочие получали на различных условиях от завода в собственность и в пользование земельные наделы (усадебные, полевые; покосы, лесные участки), кроме того, у многих в собственности имелись скот, домовладения, домашние мастерские.

Первая мировая война внесла значительные коррективы в эту благостную картину. Оружейники имели бронь от призыва, однако на заводе появлялось всё больше и больше иногородних: в основном это были высланные петроградские рабочие. Бытовая неустроенность, разный уровень политической зрелости старых и новых ижевцев порождал взаимное недоверие и многочисленные трения. Неудивительно поэтому, что приезжие составили костяк ижевских большевиков, в то время как даже достаточно заражённые социалистическими идеями коренные ижевцы слонялись к меньшевизму и эсеро-максимализму. Так были посеяны зёрна последующих трагических событий.

В августе 1918 г. в Ижевске на фоне ослабления большевистской организации (бо́льшая часть кадров была переброшена на спасение Казани, которую штурмовали части Народной армии и чехословацкого легиона) произошло рабочее антибольшевистское восстание («Ижевско-Воткинский мятеж»), в ходе которого остававшиеся в городе большевики были отрешены от власти и почти полностью уничтожены. Через три месяца, 7 ноября 1918 г., город был отвоёван, что привело к массовой эвакуации ижевцев, закономерно опасавшихся репрессий со стороны большевиков, за Каму. 13 апреля 1919 г. город был захвачен войсками Колчака, в составе которых была особая «Ижевская дивизия», сформированная из бежавших осенью 1918 г. ижевцев. Однако уже через два месяца (7 июня) город был вновь отвоеван частями Красной армии, что привело уже к повальному бегству ижевцев с семействами. Прежняя городская среда была в значительной степени разрушена.

Дальнейший скачкообразный прирост населения Ижевска обеспечивался как за счёт притока иногороднего населения, так и за счёт демографических ресурсов сельских районов. Значительной долей некоренных или приезжих жителей, помимо прочего, обусловлен довольно распространённый среди жителей Ижевска нигилизм по отношению к городу, незнание его истории — и одновременно наличие устойчивого интереса к ней, желания формировать оригинальную городскую среду (в том числе за счёт этнического компонента, чем во многом объясняется высокий уровень толерантности ижевчан).

Транспортное сообщение

Дореволюционный Ижевск был царством частного извоза на конной тяге. Первые образцы моторного транспорта появились лишь в 1911 г. (мотоциклет) и в 1913 г. (автомобиль). Общественным транспортом того времени можно считать лишь пароход, курсировавший вдоль пруда.

Ижевские улицы того времени отличались крайней неблагоустроенностью: по большей части они представляли собой грунтовые дороги, и под действием осадков легко превращались в потоки вязкой грязи, сильно затруднявшей даже пешие переходы; документы последних десятилетий XIX – первых десятилетий XX вв. полны описаниями драматических случаев, когда повозка опрокидывалась в грязь, попав колёсами в невидимую с поверхности дороги яму, или вовсе тонула, угодив в замаскированный грязью размыв (позже, уже в послереволюционные годы, возник специальный термин «ижгрязь», обозначавший такое положение дел). Полумеры — устройство дощатых тротуаров, гачение мостовых фашинником, засыпка ям шлаком, щебнем, мусором — не давали заметного эффекта. Завести общественный транспорт было невозможно, не решив вопрос с качеством дорог, а вопрос этот был неразрешим: империя не могла похвастаться хорошим состоянием улиц даже в городах, тем более речи не могло быть о массовом обустройстве тротуаров и мостовых в сельском поселении.

После окончания гражданской войны актуальность проблемы ещё более обострилась, поскольку город стремительно рос: в 1920 г. — ок. 45 тыс., в 1926 г. — 62,2 тыс., а в 1939 г. — уже 135,6 тыс. человек. Интенсивная борьба с ижгрязью (мощение улиц камнем и, позже, торцами) постепенно достигала цели, и в 1932 году оказалось возможным организовать в городе автобусное сообщение, которое связало центр (остановка автобусов расположилась за Александро-Невским собором, на месте прежней извозчичьей биржи) с городскими окраинами (Вятский переулок, ныне улица Кирова; тогдашний Казанский вокзал —на юго-восточной окраине города; Карлутская площадь, ныне пл. 50 лет Октября; Сенной рынок, ныне Центральный). В дальнейшем система автобусных маршрутов непрерывно совершенствовалась и расширялась, плотно охватывая городскую территорию (даже наиболее удалённые места имеют как минимум один муниципальный автобусный маршрут). Несколько маршрутов ведут к ж/д вокзалу, один — к аэропорту. На автобусы Ижевска приходится ок. 39% пассажиропотока.

Уникальной особенностью Ижевска является сохранение сети муниципального автобусного транспорта. Маршрутные такси и частные автобусные перевозки имеют второстепенное значение.

Уже в 1935 году в городе появилось трамвайное движение по ул. Карла Маркса от Воткинской ж/д линии до улицы Кирова. Впоследствии сеть трамвайных линий, несколько раз пересекая Большой Центр, связала длинными маршрутами наиболее удалённые районы города, а также железнодорожный вокзал. Планировка путей складывалась, исходя примерно из тех же соображений, которые определяют обычно планировку путей метро. Ижевский трамвай благополучно пережил 1990-е годы, укомплектован комфортабельными чешскими поездами «Татра», и является вторым по важности видом городского общественного транспорта (ок. 36% перевозок). Однако прокладка новых трамвайных линий в постсоветское время не производилась и не планируется.

В 1968 г. в Ижевске появился троллейбус. Схема расположений линий близка по логике к схеме расположения трамвайных путей. С оговорками можно утверждать, что эта схема может быть образована от трамвайной путём сдвига некоторых её участков. Также, как и в случае с трамваем, длинные маршруты, проходя через Большой Центр, соединяют городские окраины. На троллейбус приходится ок. 25% пассажирских перевозок.

Маршруты всех трёх видов дополняют друг друга (в иных местах — весьма плотно), что объясняет достаточно высокую связность городской территории. В совокупности с традиционно низкой платой за проезд (10 руб. в 2009 г.) система общественного транспорта является важнейшим компонентом общего представления о комфортности проживания в городе.

Систему муниципального и частного городского и пригородного пассажирского транспорта также дополняет такси. Эта отрасль бизнеса в Ижевске к концу первых гг. XXI века достигла весьма значительного развития и является, ввиду относительно низких цен, практически общедоступной.

Междугородний транспорт в Ижевске появляется довольно поздно. Грунтовые дороги, ведущие к Казани (на юг) и к Вятке (на север) часто были ненадёжны; Иж, впадающий в Каму, был несудоходен, а сама Кама располагалась в 40 км от посёлка. Для связи с внешним миром (прежде всего — с закамскими поставщиками сырья) на этом берегу Камы было основано село Гольяны и при нём пристань.

До начала XX в. Ижевск оставался в стороне от сети железных дорог. Первая узкоколейная ветка была сдана в эксплуатацию в 1910 г. (Ижевск-Мужвай), однако использовалась она исключительно для подвоза леса на заводские склады. В 1914 г. узкоколейка связала Ижевск и пристань в Гольянах. В 1915 году началось строительство ветки в северном направлении, которая в 1918 г. была доведена до ст. Узгинской (ныне Кекоран). Выхода во «внешний мир» по-прежнему не было. Лишь в 1916 г. от ст. Агрыз до Воткинска через Ижевск была проложена железнодорожная линия («Воткинская линия»), соединившая поселок с Казанью. Однако Ижевск при этом оставался в стороне от Транссибирской магистрали. Отсутствие независящего от сезонов сообщения между югом и севером Удмуртии по общесоюзным меркам всё же было не слишком большой проблемой, значимость которой резко выросла, однако, в годы Великой Отечественной войны.

Огромная протяжённость фронта потребовала поиска новых логистических решений: так, организация прямого железнодорожного сообщения между северным Уралом и нижним Поволжьем привела бы к возникновению грандиозной рокадной железной дороги, и как раз отсутствие смычки между Пермской и Казанской железными дорогами стало существенным препятствием на пути реализации этого важнейшего плана. Во исполнение решения Государственного комитета обороны местные власти в 1942 г. и приступили к строительству дороги Ижевск-Балезино — новый путь предполагалось проложить от ст. Узгинская (Каз. жел. дор.) до ст. Пибаньшур (уже лежавшей на Транссибе). Строительство всего ста километров пути в условиях войны, когда все ресурсы республики были уже задействованы для помощи фронту, при крайне плохом снабжении рабочих жильём, едой и одеждой и почти полном отсутствии механизации труда растянулось более чем на полтора года (в октябре 1943 г. дорога была сдана во временную эксплуатацию, хотя реально перевозки начались уже в марте; окончательно принята новая дорога была 9 февраля 1945 г.). Так Ижевск получил выход к Транссибу. В 1952 г. был введён в эксплуатацию новый железнодорожный вокзал, с тех пор неоднократно расширявшийся и совершенствовавшийся.

Железная дорога связывает Ижевск с Москвой, Санкт-Петербургом, Казанью, Пермью, Екатеринбургом, Адлером, Новороссийском, Новым Уренгоем.

В Ижевске хорошо развито междугороднее автобусное сообщение: работают два автовокзала (Центральный автовокзал и Южная автостанция); автобусы, помимо пригородных и внутриреспубликанских, совершают рейсы в Набережные Челны, Нижнекамск, Оренбург, Пермь, Уфу, Тольятти, Самару, Альметьевск, Чебоксары, Нефтекамск, Чайковский, Челябинск, Стерлитамак.

В 1911 году в небо Удмуртии поднялся первый самолёт (с территории Сарапульского ипподрома). Однако возникновение местной авиации следует относить к более позднему времени: лишь в 1934 году в д. Пирогово под Ижевском был построен аэродром и создан аэроклуб. Долгое время эта площадка и служила воздушными воротами города и республики: отсюда взлетали и сюда приземлялись почтовые самолёты и санитарная авиация. Во время войны через пироговский аэродром доставлялись важные грузы оборонного назначения. Однако пропускная способность небольшого аэродрома была совершенно неудовлетворительна, и в 1943 г. на северо-востоке от Ижевска был построен новый аэродром с достаточно протяженной (1000 м) взлётно-посадочной полосой, покрытой бетоном. В 1944 году при аэродроме был открыт первый ижевский аэропорт. Аэродром имел стратегическое значение: там приземлялись по пути с Аляски в Москву американские самолёты, а также советские самолёты, произведённые в Сибири. Именно отсюда в марте 1961 г. взлетали самолёты на поиск возвратившейся из космоса капсулы с собакой Звёздочкой (которая и была обнаружена на том берегу Камы между городами Воткинск и Чайковский).

В 1974 г. был введён в действие новый (ныне действующий аэропорт) близ д. Старые Мартьяны. Территория старого аэропорта вошла в черту города и была застроена жилыми кварталами (т.н. «р-н Старого Аэропорта»). В настоящее время Ижевский аэропорт принадлежит той же авиакомпании, которой принадлежит и его лётный парк (ОАО «Ижавиа»), что, несомненно, негативно сказывается на качестве и стоимости обслуживания. Направления полётов очень ограничены (важнейшими являются Москва и Санкт-Петербург), лётный парк достаточно архаичен (Ан-24, Ан-26-100, Ту-134, Як-42), не соответствует современным требованиям и пассажирский терминал. Отсутствие модернизированного аэропорта и высокие тарифы представляют собой большую проблему для города.

Ижевск потребительский

Начало «рыночных реформ» Ижевск встретил со слаборазвитой индустрией потребления. Некоторые отрасли отставали качественно — например, в городе имелось достаточно кинотеатров (в последние годы существования СССР их было восемь), но уровень сервиса переставал удовлетворять граждан; было немало театров, домов и дворцов культуры, однако не было (и нет до сих пор) ни одного концертного зала с качественной акустикой. Явно не хватало промтоварных магазинов, предприятий общественного питания. Остро сказывалось отсутствие вещевых рынков. Продуктовыми магазинами был довольно хорошо обеспечен Большой Центр, в других районах чувствовалась их нехватка (хотя и не такая острая, как в случае с промтоварными и хозяйственными магазинами). Неплохо была развита сеть предприятий бытового обслуживания населения. Большое значение имели Центральный универсальный магазин (единственный в городе торговый центр), специализированные магазины (Дом одежды, Дом обуви и т.п.), Дом бытовых услуг, Дом моделей.

В относительно неплохом состоянии была сеть книжной торговли: многочисленные книжные магазины вполне удовлетворяли спрос населения в области художественной литературы, а вот спрос на различные виды специальной, учебной и научной литературы удовлетворялся довольно плохо. Магазин «Академкнига» в городе отсутствовал, и до середины первых гг. XXI в., когда стали популярными услуги интернет-магазинов («Озон, Болеро» и др.), наиболее надёжным путём являлась закупка нужных книг в Москве или других крупных городах.

С начала 1990-х гг. сеть точек потребления была сильно переформатирована: открыты новые вещевые и продовольственные рынки, активно возникали торговые центры, были ликвидированы перекосы в области промтоварных, хозяйственных магазинов. Возникали новые предприятия бытового обслуживания населения (парикмахерские, салоны красоты, косметологические салоны); некоторые из них, наоборот, постепенно исчезали (фотостудии). С начала 2000-х гг. активно развиваются сети фитнес-центров, аптек и ювелирных магазинов. Некоторые отрасли претерпевали любопытные преобразования: так, почти все книжные магазины Ижевска, функционировавшие в позднем СССР, были закрыты, вместо этого открылся ряд новых магазинов по новым адресам. Заметная часть книгопродукции стала реализовываться самими издающими организациями на своих площадях (издательство «Удмуртия», Удмуртский университет, Удмуртский институт истории, языка и литературы); во 2-й пол. 1990-х ижевчан активно снабжали книгами оптовые склады и частные распространители — легендарным является в Ижевске имя татарского бизнесмена Фануса Газизуллина, на протяжении многих лет персонально организовывавшего снабжение местной татарской общины религиозной, художественной, научной литературой на татарском и русском языках; книгами столичных издательств снабжал ижевских гуманитариев по заказам книготорговец Вадим Забелин, и др.

Сразу после частичной (впоследствии доведённой до конца) приватизации райпищеторгов в Ижевске возникают компании, продвигавшие новые способы организации розничной торговли продуктами питания: «Продторг» — пионер сетей продмагов в Ижевске, и «АСПЭК», открывший первые городские супермаркеты (магазины самообслуживания нового типа). Оба направления прижились в Ижевске: типичным игроком на рынке продуктовой розницы сейчас является не просто сеть магазинов, а сеть супермаркетов. Первоначальный умеренный темп в организации супермаркетов был, видимо, вызван как непривычностью такой формы торговли, так и объективными сложностями: «классический» супермаркет требует достаточно просторного помещения, каким обладали далеко не все прежние магазины райпищеторгов, а средств на новое строительство не было. В результате вопрос был решён творчески: супермаркеты, как хорошо зарекомендовавшая себя форма торговли, стали массово открываться на площадях прежних магазинов прилавочной торговли вне зависимости от их размеров. Таким образом, супермаркеты перехватили торговые маршруты населения, которые складывались десятилетиями: домохозяйка, прежде совершавшая покупки в райпищеторговском магазине в шаговой доступности, продолжает их совершать (и примерно в том же объёме и ассортименте, что и прежде) и после того, как на данной площади открылся супермаркет. Это (а вовсе не уровень доходов населения) объясняет, например, низкий «средний чек» ижевского супермаркета.

Разделение супермакетов на «элитные» и «дискаунтеры» в Ижевске в значительной степени условно, и больше относится к дизайну торговых залов и наличию/отсутствию дополнительного ассортимента товаров, чем к ценовой политике. Зачастую сравнение чеков наиболее популярных ижевских сетей («Айкай», «Ижтрейдинг») с чеками популярных столичных сетей («Перекрёсток», «Пятёрочка») вызывает негативный эффект у ижевчан.

Бо?льшая комфортность покупок в магазинах самообслуживания по сравнению с покупками через прилавок лишь усиливает эффект комфорта, возникающий от многочисленности и высокой плотности супермаркетов, а вместе эти эффекты являются важной составляющей общего ощущения комфортности проживания в городе.

Что касается цен на продукты питания, то в среднем они соответствуют ценам в других региональных центрах Урало-Поволжья, и не имеют ярко выраженных максимумов и минимумов.

Значительного развития достигли услуги связи. В Ижевске представлены все игроки федеральной «большой тройки» GSM-операторов (МТС, Билайн, Мегафон), а также шведский GSM-дискаунтер TELE2. По сравнению с началом 2000-х гг., резко улучшилась ситуация на рынке интернет-провайдеров: компании активно расширяют локальные сети, приобрела популярность услуга доступа по ADSL, вводятся безлимитные тарифы по доступным ценам, начинают развиваться технологии беспроводной связи (вай-фай).

Достаточно стабильной выглядит ситуация в области городского хозяйства в целом — жители, как правило, ощущают дискомфорт, связанный с плохим состоянием тротуаров, газонов, сокращением площади зелёных насаждений, дефицитом визуальных маркёров столичности и иными проблемами того же уровня, в то время как ситуация с городским транспортом, тепло- и электроснабжением и даже с состоянием жилого фонда вызывает существенно меньшее беспокойство.

Изложенные выше обстоятельства актуализируют необходимость универсального мониторинга городской среды: на общем благоприятном фоне теряются признаки негативных тенденций (пока ещё не требующих, может быть, неотложных организационных мер), которые могут составить большую проблему для города уже в ближайшее время.

Опыт такого мониторинга до последнего времени в Ижевске отсутствовал. Предлагаемое вниманию широкой общественности исследование «Ментальные карты Ижевска» представляет собой первую попытку отработки методов и критериев универсального мониторинга городской среды с помощью теоретического и прикладного инструментария социологии.

Примечания



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Город Пермь: климат, экология, районы, экономика Уход за домами из дерева


Когда город уфа получил статус города Спутниковая карта Салавата Спутник
Когда город уфа получил статус города УФА : Ежемесячный столичный журнал
Когда город уфа получил статус города Город Стерлитамак : г. Стерлитамак
Когда город уфа получил статус города Город Аша Челябинской области
Когда город уфа получил статус города Чернушка (город) Википедия
Когда город уфа получил статус города Город Ижевск - fo
Когда город уфа получил статус города 9 лучших саундбаров Рейтинг 2017 года (Топ 9)



Похожие новости